Azərbaycan dilində

Бывший салафитский учёный Исама аль-Имад: «Как я стал шиитом»

Предлагаем вашему вниманию стенограмму эксклюзивного интервью Исамы аль-Имада проекту Arsh313. В первой части интервью он рассказывает о том, как был ваххабитом и что привело его на путь Истины. Прочтите, это действительно интересно!

Книгу Аль-Имада «Воспоминания бывшего ваххабита» вы можете скачать с нашего сайта.

Видео интервью с русской озвучкой

 

— Ассаламу алейкум, уважаемый доктор Аль-Имад!

— Ва алейкум ассалам ва рахматуллахи ва баракятух!

- Мы благодарим вас за то, что приняли наше приглашение. Нам известно, что вы являлись учеником одного из известных салафитских ученых, главного муфтия Саудовской Аравии  Бин База. Пожалуйста, расскажите нам, как вы пришли к истине и приняли шиизм.

— Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! И да благословит Аллах Мухаммада и его пречистое Семейство! Сначала я хотел бы поприветствовать своих братьев из России и Азербайджана и поблагодарить тех, кто подготовил эту программу. Что же касается вопроса, который вы задали, то да, я действительно был учеником верховного муфтия Саудовской Аравии Ибн База.

Что касается моей биографии, то я родился в 1968 году. Я был воспитан как салафит с детства. После 12-ти лет учебы в салафитском медресе я поступил в университет Мухаммада ибн Сауда в Риязе. С ранних лет я был активным салафитом и занимался распространением этой идеологии. Я также учился у самых больших салафитских ученых, таких как аллама шейх Абдульраззан, аллама шейх Мухаммад Мисбахи, аллама шейх Абдульраззак Шахиди. Я прошел курс салафитского минхаджа у алламы Хамрани, изучал хадис и мусталахат хадис по книге «Аль-бахис аль-хадис»  имама Демешки. В фикхе я занимался по книге «Шарх мунтаха ль-ахбар» имама Мухаммада Шаукани и по книге имама Ибн Теймии, деда известного Ибн Теймии.

И так я изучал множество исламских наук, пока не стал имамом одной из салафитских мечетей и проводил там пятничные молитвы. Я также сам преподавал исламский фикх. В то время я изучал шиизм по книгам шейха Ихсана и других салафитских авторов. И мы знали шиитский мазхаб по его книгам, а также по известной книге «Хутут ариза», написанной против шиитов.

Таким образом, с детства я был убежден в куфре шиитов. До такой степени, что, когда я был молодым, даже хотел убить одного человека, который, как мне сказали, что-то говорил против Абу Бакра и Умара. Однако в итоге, хвала Аллаху, я сам перешел из ваххабизма в шиизм вместо того, чтобы убивать этого человека – сейчас он, хвала Всевышнему, жив.

Я вспоминаю, что когда я учился в «Университете Мухаммада ибн Сауда», мы постоянно называли шиитов «неверными» и были уверены, что шиизм основал Абдуллах ибн Саба – иудей. Мы были убеждены, что он дал начало «рафидизму», то есть шиизму, и что сам шиизм есть иудейская идеология. На самом деле в Саудии написано множество книг о «связях» шиизма и иудаизма. Мы считали, что убеждение в преемстве Али после Пророка и о руководстве рода Пророка (Ахль уль-Бейт) – это иудейское убеждение, придуманное Ибн Сабой. Всё это заставляло меня глядеть на шиитов как на заблудшую неверную секту, которая верит в искажение Корана... И я с детства привык считать, что у шиитов вообще другая религия, другой Коран, отличающийся от Корана «ахлу сунны», который печатается, например, в Саудии и других странах.

Я также верил в необходимость убийства шиитов и даже хотел вместе с моим другом шейхом Хишамом Дейлами отправиться в Афганистан – это было где-то 30 лет назад или несколько меньше... Потому что мы читали книгу «Аяту рахман фи джихади афган» шейха Абдуллы Азама и много говорили о великих чудесах, которые якобы происходили со сражающимися в Афганистане против русских. А потому иногда я даже мечтал и видел во мне, как я в Афганистане сражаюсь с неверными, которые вторглись в дом Ислама. Мой дядя Абдуррахман аль-Имад был главой салафитов в моей стране (Йемене) и лидером салафитской партии в парламенте. И вот он читал главы из этой книги, которая говорила о чудесах, случившихся с муджахидами в Афганистане. И я плакал, когда слышал это. Потому что салафитское убеждение воспитало нас с мыслями о джихаде как самой важной вещи. Посланник Аллаха (С) будто бы сказал: «Кто не принимал участия в джихаде, умер смертью джахилии». И я, чтобы не умереть смертью джахилии, собирался отправиться воевать в Афганистане или в любом другом месте. Чтобы я мог сказать самому себе: «Я совершал хадж, молился, постился и совершал джихад». И мой товарищ Хишам Дейлами был убит там, и мы называли его «шахидом». Это еще больше заставляло меня мечтать оказаться там. Но Аллах желал так, что я вышел из ваххабизма и стал шиитом прежде, чем отправился на «джихад» в Афганистан или другое место. Потому что я был уверен, что если не буду сражаться, то умру смертью джахилии, то есть смертью вне Ислама. То есть мы считали, что неважно, где сражаться – главное сражаться и выполнять долг джихада, который важнее, чем молитва, пост или хадж.

Итак, в то время Аллах пожелал так, чтобы для меня сложились новые условия. В «Университете Мухаммада ибн Сауда» имелось немало книг  о шиитах. И в то время мы были переполнены ненавистью к шиитам. Мы исполняли вечернюю молитву – и говорили о шиитской опасности. Мы исполняли ночную молитву – и тоже говорили о шиитской опасности. Пять раз в день, а также на всех уроках мы говорили об опасности шиизма. Днем и ночью! И я помню, что в то время группа шиитов из Кувейта и других стран была повешена на дверях мечетей. Я видел это своими глазами. Всё это заставляло меня серьезно относиться к данной опасности. Днем и ночью – шииты, шииты, шииты, шииты... Опасность распространения шиизма...

А потому я задумал написать книгу против шиизма. Однако в нашем университете все были салафитами, и не было ни одного шиита. Но в «Университете короля Сауда» был мой двоюродный брат доктор Адель Ахмад Имад. Он был известным ваххабитом в Саудии и учился в университете Короля Сауда.  И я пошел к нему и сказал ему, что хочу написать книгу о шиитах, и он сообщил мне, что в его университете есть несколько шиитов из Саудовской Аравии, из местности Ахса и Катиф. И вот, я хотел написать вводную книгу, опровергающую идеологию шиизма, особенно в том, что касается опровержения шейха Муфида. То есть я хотел сделать опровержение шиизма на примере одного из их великих ученых. И я выбрал в качестве такого ученого известного рафидита шейха Муфида. Ведь он стал причиной появления книги «Нахдж уль-балага». Именно он побудил Шарифа Рази собрать слова Имама Али (А). И я хотел написать научную, академическую книгу, опираясь на труды известных ваххабитских авторов, писавших против шиитов. А потом на ее основе составить учебный курс против шиизма.

И вот, я сказал ему, что хочу встретиться с кем-то из шиитов. Он сказал мне: «Я не могу тебе помочь». Я спросил: «Почему?» Он сказал: «Потому что наши ученые запретили разговаривать с шиитами. И я годами учусь вместе с одним шиитом, но не разговариваю с ним и не здороваюсь с ним». Я сказал: «Да, я знаю, это запрещено, но тут есть необходимость в этом. Потому что я хочу написать книгу о них. Я должен встретиться с кем-то из них, чтобы собрать подходящие аргументы». Но он сказал: «Не могу помочь». И я помню, что в один из дней я был в университете короля Сауда и встретился случайно с одним человеком, которыйт поздоровался со мной. Я ответил на его приветствие. Тогда некоторые из тех, кто там были, сказали мне: «Зачем ты ответил на его приветствие? Он же шиит. Ученые запретили с ними здороваться». Я сказал: «Я не знал это». Тот человек сказал: «Ассаламу алейкум». А мы, салафиты, были уверены, что шиит, когда здоровается с суннитом или салафитом, на самом деле говорит: «Ас-сам» или «сум алейкум», то есть «яд тебе».

И я сказал им: «Хорошо, тогда покажите мне этого человека, чтобы я поговорил  с ним и использовал это при написании своей книги». Но они сказали мне: «Шииты таковы, что если ты пойдешь к одному из них, то он может подсыпать тебе яд в чай или еще как-то убить тебя, или совершит с тобой гомосексуальный акт. Потому что у этих людей нет никаких нравственных принципов». Я ответил, что знаю, у них много разных извращений, что они кафиры, и что имам Бухари сказал: «Молиться за христианином, зороастрийцем или иудеем лучше, чем молиться за рафидитом». Однако человек, который специализируется на заблудших течениях, является исключением из общих правил, потому что он должен узнавать о них, читать их книги и встречаться с ними. Точно так же, как Ибн Теймия сделал в своей книге «Минхаджу сунна», написанной как опровержение алламе Хилли. К сожалению, эти слова не произвели воздействия.

Однако потом пришел один человек и сказал: «Я познакомлю тебя с одним рафидитом». И я пошел к тому шииту и увидел, что он боится. Он сказал мне, что он не шиит. Я ответил: «Мой друг сообщил мне, что ты шиит». Он сказал: «Что ты хочешь?» Я спросил его: «Почему вы оставили молитву, почему вы не молитесь?» Он ответил: «Кто сказал тебе, что мы не молимся?» Я сказал: «Я сам имам мечети и я не видел, чтобы вы когда-либо молились в соборной мечети». Он сказал: «Однажды мы пошли туда на молитву. Пришел шейх и стал говорить о шиитах. После молитвы они начали избивать нас и убили одного из нас. Так зачем мне ходить туда молиться, если моей жизни там угрожает опасность? Зачем мне там молиться, если там каждый день выступают против нас?»

Я хотел еще что-то говорить, но он перестал разговаривать со мной и оставил меня, сказав, что он просто изучает тут медицину и ему нет дела до всего этого. Когда я вышел из его комнаты, то увидел, что собрались люди. Они сказали: «Мы увидели, как ты зашел к нему и испугались, что он убьет или изнасилует тебя». Я сказал им: «Я могу себя защитить». То есть настолько мы были убеждены в испорченности шиитов. И один сказал мне: «Ясно, что это шиит. Посмотри на его лицо. Наверняка от него исходит отвратительный запах, потому что они не моются годами».

Такой была наша культура. Я не говорю, что сейчас всё осталось так же. Скорее всего, положение дел сейчас изменилось. В то время не было вотсапа, не было интернета, шиитских телеканалов, шиитских сайтов или книг. Мы ничего не знали о шиитах. Мы просто представляли себе какие-то вещи. Мы думали, что шииты сотворены из какого-то другого материала, что у них сзади есть хвост, например. Мы думали, что шииты – это какое-то инопланетное творение, а не земное, в их поведении, ахляке. Мы ничего не знали об истине. И на самом деле, если бы я встретил какого-то шиита ночью в безлюдном месте, я убил бы его. В соответствии с книгами, написанными против шиитов, мы были убеждены, что шиитская идеология опаснее сионистской. Мы думали, что есть «шиитские протоколы», подобные «протоколам сионских мудрецов». Мы думали, что шиизм имеет свой исток в иудаизме, что шиизм был выдуман Абдуллахом ибн Сабой.  А поскольку шиизм придумал иудей, то мы думали, что «Протоколы сионских мудрецов» — это те же самые шиитские протоколы ученых Наджафа.

И я помню, что когда я в библиотеке выбрал шиитские книги и начал их читать, ко мне подошел какой-то человек и положил мне в руку записку: «Не читай книги этих заблудших, они собьют тебя с пути». И я сказал ему, что я хочу написать книгу против них. И вот, если бы я не хотел написать книгу о шиитах, мне вообще не разрешили бы пользоваться этими книгами. Шиитские книги там стоят в разделе «иудаизм и христианство». Мы были уверены, что шиизм – это вообще другая религия. То есть мы думали, что есть христианство, есть иудаизм, есть шиизм. Мы не думали, что шиизм – это течение в исламе. Мы полагали, что он соединяет в себе разные религии – иудаизм, христианство, зороастризм.

Так было, пока я не нашел книгу Сейида Кутба «Единство в исламе», а также его книгу «Кутуб ва шахсият» («Книги и люди»). А также книгу под названием «Имам Джафар Садик» под авторством имама Аби Зухра, шейха Аль-Азхара. И я прочитал там, что шиитский мазхаб – это пятый мазхаб в Исламе и возможно следовать ему. Тут я увидел противоречие, потому что мы были убеждены в куфре шиитов. Как же приходит шейх Аль-Азхара и говорит, что шииты – мусульмане?! И приходит Мухаммад ибн Акиль Шафии и говорит, что шииты – мусульмане?

Также неожиданностью для меня было, когда я обнаружил, как большой ученый Египта – Садик Багласави – уверен, что шииты – мусульмане. И тогда для меня выяснилось, что шиизм – часть Ислама, и что это – одно из направлений Ислама. И я стал спрашивать себя: разве правду говорят те, которые утверждают, что шииты – кафиры, вне Ислама? Или же правду говорит имам Аль-Азхара, который утверждает, что шииты – мусульмане и можно следовать их мазхабу, как другим 4-м мазхабам? Это противоречие вызвало сумятицу в наших рядах. Так что шейх Альбани говорит: «Между нашими учеными есть расхождения в том, относятся ли шииты к мусульманам, или нет». И всё это заставило меня обратиться к написанию моей книги. Потому что если ученые расходятся в определении шиитов, то что мы должны делать? Мы должны обратиться к самому шиизму и посмотреть, что там говорится! Надо обратиться к самим шиитским ученым, чтобы рассудить между воззрением саудовских салафитов на шиизм и суннитским воззрением Аль-Азхара.

Другим важным событием в моей жизни было следующее. Когда я хотел написать книгу о шейхе Муфиде, то я собрал все его книги, чтобы по ним доказать, что шииты – кафиры, и мнение салафитов верно. Я прочитал его «Иршад», «Китабу гейба», «Рисаля мугниа» и т.д. И тут я поразился. Передо мной предстала великая личность, наполненная знаниями! Личность, которая знает суннитские книги лучше, чем сами сунниты! Он доказывал то, что говорил, точно по Корану и по книгам ахлу сунна. И я увидел, что то, что говорят салафитские авторы о шиитах, не имеет под собой никакого основания, что они ошиблись. Что все их возражения получили подробный ответ больше тысячи лет тому назад.

И так я стал изучать шиизм, пока не приближался к нему больше и больше и сам стал шиитом. Когда я стал шиитом, то первую книгу, которую я написал, посвятил великому шейху Муфиду, который перенес меня из ваххабизма в шиизм. Такие авторы, как сейид Кутб, только осветили мне путь, но не перенесли меня из суннизма в шиизм. Однако шейх Муфид показал мне, что проблема не в том, как относиться к шиизму. Он доказал мне, что истина с шиизмом. То есть сначала я убедился, что шииты – мусульмане, а потом через чтение книг шейха Муфида я сам стал шиитом. Таким, вкратце, был мой путь.

— Да сохранит вас Аллах! Шейх, у нас есть другой вопрос. Могли бы вы рассказать нам о личности Ибн База и других салафитских шейхов?

— На самом деле у меня был большой опыт взаимодействий с шейхом Ибн Базом и другими ваххабитскими шейхами. Да и сам я был ваххабитским шейхом и имамом ваххабитской мечети. Их главная проблема состоит в вынесения такфира и фетв о необходимости убивать всех, кто не согласен с ними. Это две главных проблемы. Нас учили не только считать всех несогласных с нами неверными, но и признавать их не заслуживающими жизни. Сначала – такфир, потом – убийство. И самая большая проблема состоит в том, что нас постоянно учили жизненному пути, сире шейха Ибн Абдульваххаба. После того как я через посредство шейха Муфида стал шиитом, я написал книгу под названием «Критика шейха Абдульваххаба». Поскольку я был внутри ваххабизма и хорошо знаю то душевное состояние, которое владеет этими людьми, я описал своё душевное состояние, в котором я находился, когда проходил обучение в Университете Мухаммада ибн Сауда.

Самой большой нашей проблемой был фанатизм, которому мы научились у Ибн Абдульваххаба. Я помню, как мы говорили, что Арабский полуостров научился таухиду сначала у Мухаммада ибн Абдуллы, а потом – у Мухаммада ибн Абдульваххаба. И мы также говорили, что Арабский полуостров был наполнен ширком перед приходом Посланника Аллаха. И точно так же он был наполнен ширком перед приходом Мухаммада ибн Абдульваххаба. Вспоминаю, что когда я приехал в Рияз (столицу Саудовской Аравии), то подумал, что как будто попал в Медину Посланника Аллаха (С). Нас учили, что это столица таухида после Медины, откуда снова распространился таухид в мире, как он в первый раз распространился из Мекки.  Мы были уверены, что тот, кто хотя бы в малейшем возражал Мухаммаду ибн Абдульваххабу – кафир, неверный. И мы считали, что тот, кто хочет узнать Ислам, должен читать книги шейха Абдульваххаба, Ибн Кейима или Ибн Теймии. А все, кто несогласны с этим, — вне Ислама. И не только вне Ислама, но и заслуживают убийства. Я вспоминаю, как в моей душе было убеждение в необходимости убийства других людей. Этому мы учились из биографии шейха Абдульваххаба. Потому что мы научились тому, что шейх Абдульваххаб постоянно убивал. Кого он убивал? Он убивал мусульман. Он жил в той области, которая приняла Ислам еще во времена Посланника Аллаха (С).

Он воевал с теми, кто жил в Наджде, его родине. И мы говорили: «Из достоинств шейха Мухаммада ибн Абдульваххаба было то, что он собственноручно отрезал головы». Обычай отрезания голов мы выучили с детства. Был человек по имени Мухаммад ибн Мансур, которому я лично мечтал отрезать голову, чтобы выполнить сунну имама Мухаммада ибн Абдульваххаба в деле убийства многобожников. Он был мусульманином, но... Многие аяты Корана, которые говорят о многобожниках, мы считали относящимися к мусульманам: ханафитам, ханбалитам, шафиитам, маликитам, суфиям, шиитам.  Мы считали их многобожниками. Потому что имам Мухаммад ибн Абдульваххаб сказал: «Когда я зайду в какую-либо мечеть, первым, кому я отрежу голову, будет имам мечети». Потому что он – имам многобожников. Нас научили с детства, что многобожие суннитов и шиитов – хуже, чем многобожие Абу Джахля! Что имам Шуртут, или Абу Зухра или Шахрави, или сейид Кутб, или Мухаммад Газали, или Кардави – их ширк хуже, чем ширк Абу Джахля.

И мы были убеждены, что все битвы Мухаммада ибн Абдульваххаба были подобны битвам при Бадре или Ухуде, без какой-то разницы. Там были мушрики и тут – мушрики. В действительности мы думали, что Мухаммад ибн Абдульваххаб – это непорочный (маасум). По факту. Что его жизнь была подобна жизни Посланника Аллаха (С). Мы постоянно говорили: «Пришел Мухаммад ибн Абдиллях... пришел Мухаммад ибн Абдульваххаб, судейство Мухаммада ибн Абдилляха... судейство Мухаммада ибн Абдульваххаба, жизнь Мухаммада ибн Абдилляха... жизнь Мухаммада ибн Абдульваххаба».

Все это сделало нас такими фанатичными, что мы не верили ни во что, находящееся вне «Книги таухида» Мухаммада ибн Абдульваххаба. Мы были убеждены, что «Книга таухида» Мухаммада Мисри – книга ширка и куфра, что «Книга таухида» Фахра Рази – книга ширка и куфра, что «Таухид» Садука, где собраны риваяты от  Ахль уль-Бейт (А) – это книга ширка, «Таухид» сейида Кутба – книга ширка, «Таухид» Газали, Табари, Замахшари, а также всё, что написали все толкователи Корана за всю историю – все это самый настоящий ширк.  Нет никаких книг, научивших таухиду, кроме книг Ибн Теймии и его ученика Абдульваххаба. Мы были совершенными фанатиками.

Первое, что заставило меня сомневаться в этом, были книги сейида Кутба. Потому что сейид Кутб говорит, что Пророки приходили, чтобы принести таухид рубубия. А Мухаммад ибн Абдульваххаб говорит, что они приносили только таухид улюхия. И я увидел, что между его таухидом и таухидом сейида Кутба огромная разница. Я понял, что есть два взгляда на таухид. Я не говорю, что таухид сейида Кутба правильный. Я хочу сказать, что его позиция отличалась от позиции Мухаммада ибн Абдульваххаба. Проблема ваххабитов в том, что они считают тех, кто не верит в их таухид, не только кафирами, но и заслуживающими убийства.

А поэтому мы видим, что везде, где происходят убийства и террор – в России, в Чечне, в Сирии, в Ливии, в Америке – все эти убийства совершаются только ваххабитами. Мы не увидим, что шииты кого-то убивали. Или чтобы суфии убивали, или маликиты, или шафииты, или даже исмаилиты. Единственные, кто постоянно убивает, — это салафиты, ваххабиты. Почему? Да потому что они учатся на примере Ибн Абдульваххаба, а он основал практику убийства всех несогласных. Вот в чем проблема ваххабитских шейхов.

— Да наградит вас Аллах! Большое спасибо!

arsh313.ru

По материалам сайта www.313news.net
Опубликовано: 20 Сентября, 2015  12:39 Просмотров: 4236 Печать
Все статьи