Azərbaycan dilində

Почему шииты 14 столетий плачут по Хусейну (а)?

Вопрос уместный. Действительно, почему шииты уделяют Ашуре такое исключительное внимание? Как говорят: хорошо, Хусейн (А) погиб угнетенным, мы это признаем, мы не оправдываем его убийц, но зачем шииты плачут из-за этого уже 14 столетий?

Это довольно распространенный вопрос из числа других, которыми хотят поставить под сомнение истинность шиизма. В конце концов, большинство Пророков были тоже убиты, и даже Последний Пророк (ДБАР) отравлен. Почему же именно Ашура Хусейна (А) имеет такое огромное значение?

Абдуллах ибн Фазль Хашими вошел к Имаму Садыку (А) и спросил: «О, сын Посланника Аллаха! Почему день Ашуры — день горести, траура и плача? И почему этот день наделен таким значением, которого нет у дней гибели Посланника Аллаха, Фатимы, Али и Хасана (мир им)?» Сказал Имам Садык (А):

انّ یوم الحسین(ع) اعظم مصیبةً من جمیع سایر الایّام

«Воистину, горесть в день Хусейна больше, нежели во все другие дни».

«Знай, что асхабуль киса (пятеро очищенных полным очищением — аят 33:33) — их было пять человек, и когда ушел из жизни первый (Посланник Аллаха), люди утешались четырьмя оставшимися (Фатима, Али, Хасан и Хусейн). И когда погибла Фатима Захра (А), люди радовались Али, Хасану и Хусейну. Когда же пал мучеником Али (А), души праведных людей были с Имамами Хасаном и Хусейном (А). Когда погиб Имам Хасан (А), они обратились к Хусейну (А). Но когда пал мучеником Хусейн (А), как будто бы все пять асхабуль киса одновременно погибли мучениками, ибо Имам Хусейн (А) был наследием и напоминанием обо всех остальных. Вот почему траур по нему сильнее» (Бихар, том 44, С. 269).

Смотрите, согласно Корану, ближний мир не имеет значения — важна только будущая жизнь. Настоящая жизнь человека — это грядущая жизнь, а жизнь ближняя есть «игра и забава». Но будущая жизнь имеет привязку к религии, то есть своду законов и правил, по которым должен действовать человек. С этим все согласны.

Второй момент, который надо принять во внимание при ответе на данный вопрос, — это события, которые произошли после смерти Пророка Ислама (ДБАР) и которые представляют собой самый черный лист во всей человеческой истории. История этих событий есть история беспримерного предательства и чудовищных преступлений, равных которым не существует. Вкратце, они включают в себя узурпацию халифата, уничтожение Сунны Пророка (ДБАР), убийство его дочери (А) и приход к власти Муавии и тиранической династии Омейядов.

Мы упомянули Муавию, который сам по себе являлся только частью этой горестной цепи — а первые узурпаторы халифата сами по себе были не лучше его, — мы упомянули его потому, что именно он учредил фабрику производства поддельных хадисов, на которых основана сегодня «школа большинства», и тем самым внес коренные и фундаментальные изменения в религию Ислам, которые, очевидно, будут существовать до прихода Махди (А).

Известный суннитский автор Ибн Аби Хадид передает от сына Мугиры ибн Шуабы — наместника Муавии в Куфе, — что однажды его отец пришел домой от Муавии вне себя и сказал, что виделся с шайтаном: «Я сказал Муавии: „Ты сейчас на вершине власти — так будь же немного милостивее к роду Хашим (т. е. к роду Пророка, Ахль аль-Бейт)“. Муавия ответил: „Никогда! Абу Бакр, Умар и Усман приложили столько усилий, чтобы добиться власти, но когда умерли, их имена умерли вместе с ними. Но имя этого сына овцы (имеется в виду Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и род его) каждый день пять раз раздается по всей земле ислама (то есть в азане). О нет, клянусь Богом, я не успокоюсь до тех пор, пока не сотру это имя из памяти людей и не похороню его!“».

Теперь обратите внимание: если бы не было восстания Имама Хусейна (А), Муавия и его наследники добились бы своей цели.

Известный хадис от Посланника Аллаха (ДБАР) говорит: «Хусейн — от меня, и я — от Хусейна». Первая часть хадиса понятна: Хусейн — внук Пророка (ДБАР). Но что имеет в виду вторая: «Я — от Хусейна»? В каком смысле Пророк (ДБАР) — от Хусейна (А)?

Пророк (ДБАР) — это тот, кто принес от Бога всё необходимое для спасения человечества и достижения им счастья в обоих мирах. Хусейн (А) же — тот, кто сохранил принесенное Пророком (ДБАР). Ведь принести мало — надо еще и сохранить. Донести — только половина дела, и это то, что было задачей Посланника (ДБАР). Сохранить — вторая половина, и она была возложена после его смерти на его пречистое Семейство, мир им.

Именно Хусейн (А) своим восстанием сделал так, что наследие Пророка (ДБАР), его Книга, Сунна и само его имя сохранились. Хусейн отдал в жертву своих любимых сыновей и сподвижников, растерзанных на его глазах, своих дочерей и женщин, умирающих от жажды перед ним и уведенных в плен после него, и свою собственную благородную жизнь для одной цели — чтобы чистая религия его деда (ДБАР) выжила, сохранилась и продолжала вести людей к счастью. Все Имамы (А) из рода Пророка (ДБАР) прикладывали разнообразные усилия для той же цели, и все они пали мучениками на этом пути, но усилия Хусейна, страдания Хусейна и жертва Хусейна даже среди них являлись чем-то исключительным.

Вот в каком смысле Пророк (ДБАР) говорит: «Я — от Хусейна».

Сохранение же веры Последнего Пророка (ДБАР) было не чем иным, как сохранением веры всех предыдущих Пророков (А), потому что Ислам является их печатью и финальным проявлением. Потеря Ислама — чего добивались угнетатели после смерти Печати Пророков (ДБАР) — была бы не только потерей 23 лет его усилий на этом пути, но и утратой наследия всех 124 тысяч Пророков до него. Это означало бы, что их священная миссия была напрасной, история человечества не удалась, Иблис победил, и все люди в полном составе отправляются в Ад.

Таким образом, мученическая гибель Хусейна (А) явилась сохранением наследия полного пророческого цикла, и в ней как бы спрессованы все усилия, вся угнетенность, всё мученичество и страдания 124 тысяч Пророков. Хусейн (А) взял от них знамя Единобожия и отдал за него жизнь при совершенно исключительных обстоятельствах.

Если человек поймет всё это пониманием веры, чистоты и искренности (а не просто как набор слов и формальных объяснений), он сам будет плакать по Хусейну (А) каждый день, не нуждаясь даже в траурных стихотворениях и церемониях.

Как можно не плакать, зная, что голова внука Пророка и господина юношей Рая была отрезана и воздета на копье?

Как можно не плакать, зная, что его сыновьям и дочерям — потомкам Пророка (ДБАР), умиравшим от жажды, — не дали воды из реки Фурат, откуда пили даже собаки?

Как можно не плакать, зная, что потомство Печати Пророков (ДБАР) было уведено в плен и выставлено для продажи на рынках?

Как можно не плакать, если внучку Пророка (ДБАР), пречистую Зейнаб (А), били кнутом и ввели в сборище кафиров, пьяниц, абна уз-зина, тиранов?

Поистине, не плакать по всем этим невиданным горестям и преступлениям может только джахиль или кафир. Либо тот, кто ничего не знает о религии и роде Пророка (ДБАР), либо тот, кто душевно мертв, потому что кафиры мертвы, как говорится в хадисе. Ходят, едят, говорят, но внутренне мертвы, не имеют жизни. И наоборот, знающий обо всем этом и испивший из чаши истины Ахль аль-Бейт (А) будет плакать о случившемся не только на Ашуру, но и каждый день круглый год. Как говорит Имам Махди (А) в зиярате «Священная сторона» (Нахия мукаддаса): «Я плачу по тебе утром и вечером, и вместо слез из моих глаз течет кровь».

Сказал Посланник Аллаха (ДБАР): «Горячо и горестно в сердцах верующих мученичество Хусейна, и боль по нему никогда не остынет в их сердцах» (Джамиу ль-ахадис, том 12, с 556).

И он сказал: «О, Фатима! В Судный день прослезятся все глаза, кроме глаз, плачущих по Хусейну (А). Эти глаза будут светиться от радости и получат благую весть о райских наградах» (Бихар, т.44, стр. 293).

Имам Садык (А) сказал: «Хусейн (А) находится с правой стороны Трона... и взирает оттуда на совершающих зиярат к нему, и знает их по их именам и именам их отцов. И он взирает на тех, кто плачет по нему, и просит прощения для них, и призывает их отцов, чтобы они также просили за них прощения, и говорит: „О плачущий по мне! Если бы ты знал, какое благо приготовил для тебя твой Господь, твоя радость стала бы больше, чем твоя печаль“» (Мунтаха ль-амаль, том 1, С. 543).

Имам Саджад (А), сын и наследник Имама Хусейна (А), всю жизнь плакал по своему отцу и не мог выпить глоток воды, чтобы не предварить его плачем. Один человек задал ему тот же вопрос, который задают сейчас нам: «Прошло столько времени — разве до сих пор срок вашего траура не подошел к концу?» Имам Саджад (А) сказал: «Горе тебе! Йакуб имел двенадцать сыновей: Аллах удалил только одного от его взоров, и глаза Йакуба ослепли от плача, тогда как Йусуф был жив! Но я видел, как передо мной убили моего отца, брата, дядю, семнадцать человек из моего рода и сподвижников моего отца, и отрезали головы от их тел — так как же мое горе может подойти к концу?» (Манакиб, том 4, С. 180).

Суммируя все сказанное: если мы понимаем, что цель нашей жизни лежит в будущем мире, а не в ближнем, если мы осознаем, что счастье в будущем мире связано с религией Истины, если мы, далее, признаем, что сохранение этой религии является заслугой непорочных Имамов и особенно Имама Хусейна (А), благодаря всем страданиям, мучениям, крови, угнетенности, через которые они прошли, — тогда, вспоминая эти страдания и угнетенность, мы не можем не плакать по ним.

Но без принятия во внимание будущего мира как цели жизни и необходимости истинной религии для достижения этой цели мученичество Хусейна (А) также не будет иметь никакого смысла, и тут мы согласимся, что слезы по нему в течение 14 веков действительно покажутся пустой тратой времени.

arsh313.com

Похожие статьи

Почему шииты плачут по своим имамам и устраивают траурные церемонии?

По материалам сайта www.313news.net
Опубликовано: 10 Мая, 2015  19:21 Просмотров: 981 Печать
Все статьи