Azərbaycan dilində

Исследование о власти в Исламе

Второй путь

 

Второй путь заключается в предположении того, что Посланник (ДБАР) – лидер планировал будущее своей миссии, ее развитие после своей смерти и занял по отношению к этому будущему позитивную позицию. По одной версии опекунство над миссией и руководство практической деятельностью в рамках этой миссии среди общества были определены Им на основе системы “шуры» (советы) из состава первого поколения, приверженцев Его идеологии, которая состояла как из мухаджиров, так и из ансаров. Этому поколению, представляющему исламскую общину, предстояло бы быть базой, фундаментом власти и осью руководства миссией по линии ее поступательного развития.

Здесь выявляется, что характер вещей и общее положение, связанное с Пророком (ДБАР), Его миссией и пропагандой (проповедями) этой миссии, отвергает это предположение и опровергает то, что Пророк мог выбрать подобный путь, связать процесс управления миссией после своей смерти с так называемой общиной, представленной авангардным поколением из мухаджиров и ансаров на основе системы совета.

Ниже мы приведем ряд объяснений, подкрепляющих данное утверждение.

Если бы Пророк занимал по отношению к будущему своей миссии позитивную позицию, преследующую цель разработки (установления) системы совета в практическом плане сразу же после своей смерти, и если бы Он хотел возложить руководство движением на руководителей, избранных этим советом, то самым важным шагом, которого требовала такая позиция, было бы то, что Пророк приступил бы к пропаганде среди общины и к ее подготовке к идее совета. Он описал бы ее функции, определил бы ее границы и структуры, представил бы все это в свете священной религиозной необходимости. Он подготовил бы исламское общество к принятию этой системы в идеологическом и духовном плане. Тем более, что это было общество, созданное на основе группы племен и родов, которые до появления Ислама в политическом плане не были основаны на совете. Наоборот, в этих общинах господствовали родоплеменные понятия и лидерство, основанное на силе, богатстве и в большей части - на факторе автоматического наследования власти и могущества.

С легкостью можно сказать, что Посланник (ДБАР) не занимался пропагандой системы совета с ее законодательными подробностями и идеологическими понятиями и принципами. Потому что, если бы такое было, то это нашло бы свое выражение и отразилось бы в хадисах Пророка (ДБАР) или в памяти сподвижников, или, по крайней мере, в памяти авангардного поколения, состоявшего из мухаджиров и ансаров, как поколения, призванного претворить в жизнь идеи системы совета. Однако мы не находим ни одного хадиса, в котором есть описание законодательной сущности системы совета.

Что же касается людей и передового поколения сподвижников, то и от них не осталось ни одного упоминания подобной пропаганды или каких-то проповедей, содержащих какие-то ссылки на систему совета.

Данное передовое, или лучше говоря, ведущее поколение, представляло собою два направления.

Первое направление. Ясно, что оно придерживается завещания и имамата, а также принципа родства. Это направление не может быть основой веры в идею совета.

Второе направление. Все эпизоды жизни Пророка (ДБАР), ссылки на его практическую деятельность неоспоримым образом доказывают, что Мухаммад не верил в идею совета и не строил свою деятельность на основе этой идеи. То же самое наблюдается и в свидетельствах того поколения сподвижников, которые жили в период кончины великого Пророка (ДБАР).

Для подтверждения этой мысли мы отметим другой факт. Когда усилилась болезнь Абу Бакра, он вверил власть Омару ибн аль-Хаттабу и приказал Осману написать его волю, и тот написал следующее:

"Именем Всемилостивого и Милосердного Аллаха. Это то, что изъявляет Абу Бакр, наместник Посланника Аллаха, всем правоверным мусульманам. Мир вам, я взываю к Господу Богу за вас. Я назначаю Вам в правители Омара ибн аль-Хаттаба. Слушайтесь его и повинуйтесь!”

К нему зашел Абд ар-Рахман ибн Ауф и сказал: “Как проснулся, о наместник посланника Аллаха?” А тот ответил: “Проснулся государем, и вы увеличили то, что было во мне. Увидев, как я назначил вам правителя, все вы стали сердиться. Каждый требует власть себе”.

Это осуждение оппозиции и назначение наместника показывают, что сам халиф вовсе не придерживался идеи системы совета и считал, что в его праве назначать следующего халифа, и что такое назначение должно принудить мусульман к повиновению. Именно поэтому он приказывает им слушаться и повиноваться. Причем, Абу Бакр не просто рекомендовал Омара, а назначил его своим преемником.

Следует сказать, что также Омар учел, что в его компетенцию входит назначение преемника. Он это сделал не при помощи всех мусульман, а поручил части сподвижников дело назначения халифа. Это означает, что он не придерживался идеи выбора путем совета.

Система совета не была соблюдена при назначении Омаром своего преемника, как и при назначении его первым халифом (Абу Бакром). Омар, когда люди потребовали у него назначения преемника, сказал им: “Если бы кто-то понял меня, я поручил бы ему это дело”. Если бы этому верил Салим, освобожденный раб Абу Хузейфы или Абу Убейда-л-Лаха Джарраха, и если бы этот самый Салим был жив, назначение на должность я не поручил бы совету.

Абу Бакр беседуя на смертном одре с Абд ар-Рахман ибн Ауф, сказал следующее: “Я думаю, что если бы я спросил Пророка (ДБАР), кому поручить это дело, то никто не стал бы оспаривать Его назначение”.

Когда собрались ансары, в день “присяги под навесом”, один из них сказал: “Если мухаджиры заявят что они курайшиты и близкие к Пророку (ДБАР) люди, то мы скажем: - будут два эмира, один от нас, другой от вас. На что-то другое мы никогда не согласимся”.

И когда перед ними выступил Абу Бакр, он сказал: “Мы являемся избранными из мусульман и мухаджиров, первыми, кто принял Ислам. Люди последовали за нами. Мы близкие товарищи Посланника Аллаха (ДБАР) и благородные арабы”.

И когда ансары предложили занять должность халифа мухаджирам и ансарам по очереди, Абу Бакр ответил, что когда Пророку (ДБАР) был ниспослан аят с предложением к арабам отказаться от религии их предков, они начали притеснять Пророка (ДБАР) и выступили против Его религии, мухаджиры были выделены Богом в помощь Пророку (ДБАР) и поверили ему раньше других. Мухаджиры были первыми людьми, принявшими веру в Аллаха. Они – продолжатели и наместники Пророка (ДБАР), и из всех людей имеют больше прав на руководство Его делами после смерти Посланника (ДБАР). В этом вопросе только притеснители и угнетатели могут оспаривать их права. И тогда аль-Хабиб Ибн Мунзир поощрил ансаров придерживаться своего предложения и сказал им: “Настаивайте на своем. Эти люди живут среди вас и под Вашим покровительством. Эмир будет и от нас, и от них”.

Омар ответил им: “Увы, два меча в одни ножны не вместятся. И кто будет оспаривать какие-то права на продолжение дел Мухаммада и наследование Ему, в то время как мы - Его наместники и Его род, тот не более чем заблудившийся грешник, и подвергает себя гибели”.

Способ, избранный в назначении преемника и первым, и вторым халифами, отсутствие факта осуждения этого способа и общий дух, существующий в обоих противоборствующих и соперничающих между собой лагерях мухаджиров и ансаров в день принятия присяги Омаром “под навесом”, и то явное направление, которого стали придерживаться мухаджиры в вопросах монополии на власть, недопущения участия ансаров в управлении, защиты принципа наследования власти людьми пророческого “клана”, как самых прямых наследников на власть, и объявление самим Абу Бакром, присвоившим власть, о своем сожалении по поводу отсутствия тогда ответа Пророка (ДБАР) на вопрос, кому должна принадлежать после него власть (по причине Его смерти), разве все это не говорит о чем-нибудь?!

Все это, безо всякого сомнения, показывает, что пионеры Ислама, т.е. первое, авангардное поколение исламской общины, в том числе и те, которые захватили после Пророка (ДБАР) власть для управление обществом, вовсе не придерживались образа мышления на принципах совета, у них не было конкретного понятия об этом. И так же, тогда мы не можем представить себе, чтобы Пророк (ДБАР) практиковал и занимался подготовкой умов общины к принятию системы совета в законодательном и идеологическом плане и подготовкой мухаджиров и ансаров к руководству обществом на основе этой системы. Кроме всего, мы не находим у того поколения и намека на реализацию этой системы.

Нельзя также представить, что Пророк (ДБАР) разработал эту систему, определил ее конкретные положения, но не подготовил саму общину к принятию этой системы или, по крайней мере, своих сподвижников, которым была бы уготована судьба продолжать Его дело.

Таким образом, если мы с уверенностью скажем, что Пророк (ДБАР) выдвинул идею управления общины на основе системы совета, то не может быть, чтобы такая система управления была разработана, а потом полностью исчезла, не оставив в памяти людей ни малейшего следа.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что:

- Во-первых, система совета, (которую можно назвать системой коллективного управления обществом) по своему характеру была для среды времен Пророка (ДБАР) новой системой, не испробованной даже до Него. Принятие таковой требовало бы активной, концентрированной подготовки общества и его обучения основам этой системы.

- Во-вторых, система совета, в истинном значении этого понятия, выражает применение общиной власти в той или иной форме методом консультации и определение судьбы власти путем выбора руководителя. Данная система возлагает ответственность на многих людей, входящих в совет (шуру). Это означает, что если такая власть возможна, то она после смерти Пророка (ДБАР) должна быть обсуждена огромным количеством людей, членов общества, потому что каждый из них несет на своих плечах часть ответственности за власть. Если конечно, они относятся к этой идее позитивно.

Это говорит о том, что если бы Пророк (ДБАР) думал о замене системы управления государством после себя системой совета, то Он, безусловно, выдвинул бы эту систему на всеобщее обсуждение, выявил бы все ее подробности и детали, восполнил бы все пробелы и изучил бы систему со всех сторон, в качественном и количественном отношении. Если бы такое имело место, если бы Пророк, со всей присущей Ему гениальностью, разработал бы эту систему и довел бы до ума людей, она просто не могла бы полностью изгладиться из памяти Его современников, людей Его окружения и в первую очередь - сподвижников.

Конечно, можно предположить, что Пророк (ДБАР) действительно выдвинул идею совета должным образом и в том объеме, которого требовало положение в обществе, и мусульмане полностью освоили ее. Однако, политическая ситуация неожиданно и внезапно изменилась, и возникшая обстановка потребовала от всех скрыть те положения и детали, связанные с идеей совета, которые они слышали от Посланника (ДБАР).

Но такое предположение нереально и не может соответствовать объективному положению вещей. Ведь причины, вынудившие людей забыть о совете все известное им, могли бы быть известны не всем сподвижникам. Они по большей части были бы неизвестны рядовым мусульманам, которые вообще не участвовали в политических беседах сразу после смерти Пророка (ДБАР) при создании пирамиды власти в день “навеса” (принятие присяги Абу Бакру). Тем более эта группа людей, как самая большая часть любого общества в количественном отношении, ничего не забывает, сколько бы не давила на них политическая сторона.

И если бы идея совета была бы выдвинута Пророком (ДБАР) в том объеме, который был бы услышан создателями новой политической ситуации, то об этой идее в какой-то мере знали бы и рядовые мусульмане. Она отразилась бы в их беседах или, по крайней мере, в хадисах Имама Али (ДБМ) и других сподвижников, которые послужили причиной тому, что до нас дошли даже мельчайшие детали жизни Пророка (ДБАР) и исламского общества, тем более что часть из них находилась в оппозиции к власти, не говоря уже о том, что сами находящиеся у власти люди не всегда были единодушны в вопросе отдельных политических проблем и часто расходились во мнениях по ряду вопросов. Бывают также моменты, когда лозунг о системе совета приобретает силу оружия борьбы одной группы против другой. Однако, в период после смерти Пророка (ДБАР) не известны случаи, когда какая-нибудь группа использовала бы идею совета, как идею, услышанную от Пророка (ДБАР), средством борьбы против другой группы. В качестве примера можно привести позицию Талхи к назначению Омара Абу Бакром своим преемником. Талха не принял и осудил это назначение, объявив свой отказ от принятия Омара главой исламского государства. Однако, несмотря на это, ему и в голову не пришло козырять идеей совета и этой картой осудить назначение Омара. Талха, конечно, сделал бы это, если бы идея была услышана им от Пророка (ДБАР). Следовательно, Посланник (ДБАР) не выдвигал идеи совета и выбора ее посредством.

Если бы Пророк (ДБАР) решил определить для ведущего поколения мусульман, включающего сподвижников из мухаджиров и ансаров, какую-то новую ценность своей миссии и назначить ответственного за продолжение процесса преобразований, то ради этого Он мобилизовал бы целое поколение, подготовил и подковал бы его в идеологическом и духовном аспекте этой идеи. И это поколение было бы в силах сохранить Его теорию и претворило бы в жизнь ее положения. Пророк (ДБАР) подсказал бы своим сподвижникам те проблемы, которые они должны были бы решить после Него. Ведь предсказал же Он падение Кесры и Императора Византии! Ему было ведомы грядущие победы пророческой миссии. Ему были известно, что исламской общине в ближайшем будущем предстоит взять на себя ответственность за жизни многочисленных народов на обширных территориях, и поэтому она должна быть готова к их воспитанию на основе исламских ценностей и сама должна овладевать этими ценностями и уметь применять положения исламского законодательства на завоеванных территориях и среди жителей этих территорий. Однако, несмотря на то, что многие из ведущего поколения мусульман после смерти Пророка (ДБАР) отличались чистотой помыслов и были готовы все принести в жертву, мы в их действиях не находим и намека на подготовку надлежащего опекунства над миссией, попыток широкого и глубокого просвещения населения по поводу освоения понятий и ценностей этой миссии.

По этому же поводу можно сказать, что количество текстов, оставшихся от Пророка (ДБАР) в области законодательства, не превышает нескольких сотен хадисов, в то время как общее количество самих сподвижников, как это утверждают книги по истории, превышало 12-ть тысяч человек.

Пророк жил с этими тысячами людей в одной стране, проводил с ними время утром и вечером в одной мечети. И тем не менее мы не находим свидетельств доказательства подготовки общины к принятию системы “совета”.

Более того, известно, что сподвижники избегали задавать Пророку вопросы, и даже один из них ожидал прихода бедуинов извне Медины, спрашивающих Святого о чем-то, чтобы слышать Его ответы. Сподвижники считали, что спрашивать Пророка (ДБАР) о чем-то еще не свершившемся не следует и воздерживались от вопросов.

Именно поэтому Омар говорил с минбара: “Говорю именем Аллаха, человеку нельзя спрашивать о том, чего не было. Пророк указал, разъяснил все, что происходило”.

Он также говорил: “Никому не разрешается спрашивать о том, чего не было. Аллах указал, разъяснил все, что свершается”.

Однажды к Ибн Омару пришел один человек и спросил его о чем-то. Ибн Омар сказал ему: “Не спрашивай того, что еще не было. Я слышал, как Омар ибн Хаттаб проклял того, кто спрашивает о еще не произошедшем”.

Кто-то задал Убайдже ибн Каабу какой-то вопрос, тот ответил: “Сын мой! Было ли то, о чем ты спрашиваешь?” На что услышал: “Нет”. Убайджа сказал: “Если нет, то дай мне время до того, как это свершится…”

Однажды Омар читал священный Коран. Когда он дошел до того места, где говорится “Мы взращиваем на ней (земле) злаки, виноград, травы, маслины, пальмы, сады обильные, плоды и пастбища.” (Абаса, 27-31), то сказал: “Все это мы знаем, что же такое аббан (пастбища)?” А потом сказал: “Узнать это трудно. Тебе и не надо знать это. Следуйте за тем, что разъяснено вам и знайте это. А что не знаете, оставьте Господу”.

Так было принято среди сподвижников избегать лишних вопросов, кроме как по поводу конкретных свершившихся проблем. Именно это и привело к поискам указаний Пророка (ДБАР) по законодательным проблемам, а также к появлению других, кроме Корана и Сунны, источников права, таких как аналогия, консенсус и другие формы поисков решений путем рациональных указанний муджтахида (ученый фикха), который вмешивается в процесс законотворчества, подкрепляя его своим знаниями и представлениями.

Это направление далеко от специальной подготовки того авангардного поколения и его воспитания в рамках проблем, которые должны были возникнуть и требовали решения в последующие этапы практической реализации пророческой миссии.

Сподвижники придерживались не только принципа не задавать вопросов о том, чего не было, но некоторые, возможно, избегали записывать хадисы Пророка (ДБАР), хотя сунна и была вторым, после Корана, источником действий и свершения актов. Это был единственный способ сохранить хадисы, уберечь их от утери и искажений.

Аль-Харави, автор книги “Замму-л-калам” ссылаясь на Яхью ибн Саад, который в свою очередь ссылается на Абдаллаха ибн Динара, пишет: “Ни сподвижники, ни последователи сподвижников не записывали пророческие хадисы, они лишь запоминали их, полясь на свою память.” Только второй халиф, согласно свидетельству Ибн Саада, начал думать об этом и после месяца раздумий объявил о своем запрете регистрировать что-либо из хадисов, хотя это и привело отчасти к искажениям и забвению хадисов. Так продолжалось более 150 лет, в течении которых хадисы оставались лишь в памяти “хафизов” (люди наизусть знающие Коран и хадисы).

Исключение из этого составляет Ахл аль-Бейт (род Мухаммада) (Мир им), люди которого начали регистрировать и записывать пророческие хадисы с первого века Ислама. В книгах об Имамах из семьи Пророка (ДБАР) существует информация, что у них была огромная книга хадисов, написанная почерком Имама Али (ДБМ) под диктовку самого Пророка (ДБАР), где содержатся все хадисы Посланника Аллаха.

Ради Бога, укажите тех наивных людей, которые отрицают постановку вопроса о еще не свершившемся и отвергают регистрацию хадисов Пророка (ДБАР), но в то же время могут быть способными руководить новой миссией в тяжелейшие периоды ее после пророческого развития. Или опять же, скажи, согласишься ли ты, если великий Пророк бросит на произвол судьбы свои указания, не организовав их регистрацию, тем более, что Он завещал придерживаться их? Мог ли Он поручить своим сподвижникам придерживаться идеи совета, не объяснив ее принципы, не уточнив их в своих хадисах, подвергая этим самым важнейшие принципы опасностям и случайностям?

Не является ли единственным разумным объяснением данной позиции Пророка (ДБАР) то, что Он подготовил имама Али (ДБМ) в качестве своего преемника, лидера общества после своей смерти, передал ему свое понимание проблемы полностью и научил его тысячам отраслям знания?

Происшедшие после смерти Пророка (ДБАР) события показали, что у того поколения мухаджиров и ансаров не было никакого определенного понятия или конкретных указаний по ряду крупных проблем, с которыми предстояло столкнуться сподвижникам после смерти Пророка (ДБАР). Даже в отношении огромных территорий, оказавшихся в распоряжении арабов по ходу завоеваний, Омар и его окружение не знали, что делать: отдать ли их в распоряжение бойцов армии или оставить у государства в интересах всех мусульман?!

Мыслимо ли, чтобы Пророк предсказал завоевание территорий Византийской империи и Персидского царства, и при этом не сообщил своим последователям из мухаджиров и ансаров, руководящих обществом и несущих на себе бремя победоносных завоеваний, что делать и как поступить с теми обширными территориями, которые оказались в руках победителей-арабов?

Следует сказать, что у современников Пророка (ДБАР) не было конкретных, ясных представлений даже в области таких религиозных вопросов, которыми Пророк неоднократно занимался перед их глазами, или находясь в окружении сподвижников.

В этом отношении приведем еще один пример - с молитвой над усопшим. Молитва над усопшим - это религиозный обряд, который Пророк совершал публично перед скоплением людей, собравшихся на похороны. Несмотря на это, сподвижники не научились точному совершению намаза над усопшим, сколько бы Пророк не совершал его перед ними, и сколько бы они не совершали его с Пророком. Именно поэтому после смерти Мухаммада среди сподвижников возникли разногласия по поводу количества повторения выражения “Аллаху акбар”, называемого “такбир”ом, при совершении намаза над усопшим.

Ат-Тахави в своей книге “Умдату-л-Гари” (Руководство к чтению Корана) со ссылкой на Ибрахима рассказывает: “Многие сподвижники, бывшие участниками молитвы над усопшим вместе с Пророком, приводят разные свидетельства. Один говорит: я слышал как Пророк семь раз произносил выражение “Аллаху акбар”. Другой утверждает, что такбиров было пять. Третий считает, что их было четыре. Дело дошло до того, что Омар, после своего прихода к власти, увидев такой разнобой по поводу такбира, собрал сподвижников Пророка (ДБАР) и как бы отчитал их и сказал: Вы - уважаемые мусульманами сподвижники, отцы народа, они во всем следуют за вами. Когда среди Вас наблюдается разногласие, оно появляется и среди людей, когда вы едины во мнении, это единство передается и им. Соберитесь, договоритесь и не путайте людей, придите к единому знаменателю. Сподвижники согласились с Омаром”.

Таким образом, мы видим, что сподвижники при жизни Пророка (ДБАР) больше говорили о Его личности и не чувствовали необходимости в освоении положений религии, так как все их действия осуществлялись под патронажем Пророка (ДБАР).

Быть может ты скажешь, что описанное мною положение в отношении сподвижников и указанные примеры их неумения управлять идет вразрез с тем, что мы знаем об огромных успехах пророческого воспитания и подготовки Им своих помощников и целого поколения будущих руководителей Его миссии.

На такое утверждение мы можем ответить только то, что выше мы определили лишь истинное положение вещей, связанных с поколением, жившим одновременно с Пророком, и не считаем, что это уменьшает позитивную оценку высокой степени воспитания и просвещения, осуществленных Пророком при жизни, потому что мы в то же самое время верим в то, что пророческое воспитание является высшей степенью воспитания, отличающейся божественным характером на протяжении всего времени деятельности Посланника. Однако, мы считаем, что истинную оценку результатов этого воспитания нельзя сделать только с учетом лишь результата в отрыве от условий и ситуаций, сопровождающих эти условия, а также с учетом только количественной характеристики, без качества. Для более доступного разъяснения мы приведем небольшой пример. Возьмем преподавателя, обучающего группу студентов английскому языку и литературе. Мы хотели бы оценить преподавательскую способность этого педагога. Мы не ограничимся только объемом знаний, достигнутых студентами в области общей культуры, знаний языка и литературы англичан, а свяжем это со временем, потраченным педагогом на обучение студентов, а также со степенью освоения студентами материала, их близости или отдаленности от атмосферы английского языка или литературы, т.е. их предварительного знакомства с этим языком. Кроме этого, следует учесть объем трудностей и чрезвычайных препятствий, мешающих обучению, а также цели, поставленные педагогом перед обучением и сравнение конечного результата обучения с результатами других видов обучения языкам.

В области оценки воспитания мусульман следует учитывать следующее.

Во-первых. Время, потраченное Пророком на воспитание. Это время, даже с учетом первых немногочисленных сторонников, которые сопровождали Пророка (ДБАР) с самых первых дней божественного откровения, не превышает двух десятилетий. А по отношению к большому количеству ансаров это время не превышает и десяти лет. По отношению же к огромному количеству людей, принявших Ислам позже ансаров, оно не превышает трех - четырех лет. Это время охватывает период с Худейбийского мирного соглашения до завоевания Мекки.

Во-вторых. Предшествующее Исламу идеологическое, морально-этическое, духовно-религиозное и поведенческое положение, при котором жили арабы до того, как Пророк начал свои проповеди единобожия; наивность, вакуум, спонтанность дарившие в различных отраслях жизни арабов. Все это делает дальнейшее разъяснение не нужным, потому что Ислам сам по себе не был процессом преобразования поверхностного характера, а представлял собою коренные изменения, революционное преобразование новой общины. Это означает, что Ислам – это водораздел, огромное морально-духовное разграничение между предшествующим положением и положением, которое начал создавать Пророк путем воспитания общины в определенном направлении.

В-третьих, события, различные формы политической и военной, вооруженной борьбы во многочисленных аспектах; дела, которые обеспечивали взаимоотношения великого Пророка (ДБАР) и его сподвижников, отношения, чем-то похожие на отношения св. Иисуса со своими учениками. Эти отношения не были отношениями преподавателя со студентами, подготавливающего их, а представляли собою отношения, соответствующие положению Посланника, как воспитателя, военного руководителя и главы государства.

В-четвертых. Необходимо учитывать то, с чем столкнулись мусульмане в результате соприкосновения с обладателями священного писания, с различными религиозными культурами через идеологическую и социальную борьбу. Это столкновение привело к возникновению вражды к новой религии, той вражды, которую вели люди, вооруженные культурой и ценностями предыдущих религий, породившие постоянную опасность и беспокойство, с Исламом. Мы все знаем, что это столкновение в последующем породило религиозную и идеологическую вражду с идеями, которая стихийно, а может быть умышленно была перенесена на другие области жизни. Достаточно обратиться к священному Корану, как со всей ясностью раскрывается объем идеи антиреволюции, объем заинтересованности божественного откровения в выявлении и искоренении этих антиреволюционных направлений.

В-пятых. Цель, к которой стремился великий воспитатель и хотел реализовать на общем уровне той эпохи – это создание и формирование благотворной общенародной базы, на основе которой можно было бы руководить новой миссией как при Его жизни, так и после его смерти, базы, которая позволила бы продолжить его дело и в будущем.

Целью этого этапа не могла быть подготовка всей общины к ее восхождению на уровень руководства миссией и всестороннего осознания ее требований, а также полного овладевания ее положениями и выявления ее понятий. Определение целей миссии на том этапе, в первую очередь, как мы отметили, исходило от логики преобразовательной деятельности. И эта цель определялась, прежде всего, из практических возможностей, согласно сущности самого этапа преобразования. Возможности того этапа были не столь уж большими, потому что отрезок времени, разделяющий морально-духовные и идеологически-социальные понятия от джахилийской реальности, по своей краткости не позволял достичь поднятия людей непосредственно на уровень руководства этой миссией. Данный вопрос будет разъяснен нами ниже, и мы попытаемся доказать, что продолжение руководства миссией - было возложено на заранее подготовленных к этой деятельности членов семьи Пророка (ДБАР), и что халифат Имама Али был обязательным для продолжения преобразовательной деятельности на исторической арене.

В-шестых. Большая часть общины, оставшейся после Пророка (ДБАР), была представлена мусульманами, принявшими Ислам после завоевания Мекки, когда пророческая миссия заняла на Аравийском полуострове господствующее положение, как в политическом, так и в военном отношении. Время не дало Пророку возможности работать над их подготовкой, ибо период между взятием Мекки и смертью Пророка (ДБАР) было очень коротким. Работа Посланника с этими новыми мусульманами входила в компетенцию Пророка (ДБАР), как руководителя государства, и сводилась к разъяснению идеи законности закята – имущественного налога, и была связана с другими мирами. Дело в том, что в это время община была еще разобщена, а не собрана вокруг идеи и не сплочена, как это было позже.

Исходя из позиции шести вышеуказанных пунктов, мы можем сказать, что пророческое воспитание общины дало великие результаты и осуществило в обществе редкое, невиданное доселе преобразование, сформировало благочестивое поколение, способное, как этого и хотел Пророк, составить основной костяк народной базы, призванное сплотить общину вокруг руководства, готовое продолжать новую в истории практику. Однако, на деле это поколение выполняло свою роль надлежащим образом лишь под руководством Пророка (ДБАР). И если бы Пророк не умер, видимо к этому костяку не было бы претензий, и он продолжал бы добросовестно свою деятельность. Однако, выполнение этим поколением своей роли под руководством Пророка (ДБАР) надлежащим образом еще не означает, что оно действительно было готово получить руководство и само продолжать великое дело. Потому что подготовка к этому требовала больше сосредоточенности, еще больших знаний по сущности самой миссии, ее законоположений, понятий и точек зрения на различные проблемы. Она требовала также, а может быть и в первую очередь, очищения рядов мусульман от лицемеров и других групп злодеев. Дело в том, что чистые душою и помыслами мусульмане составляли в тот период незначительную часть, хотя они и играли немаловажную роль в обществе. Это такие, как Салман, Абу Зарр и Аммар. Однако, и они сталкивались с огромным противодействием лицемеров и их подлыми действиями.

Я же говорю, что среди ведущих членов этого поколения не было людей, близко знакомых с системой совета, ибо само поколение не было подготовлено к поддержке задач миссии посредством совета.

Даже среди тех, которые принадлежали к близкому окружению, не было людей, которые обладали бы с идеологической и культурной точки зрения обширными знаниями и ясными представлениями о шуре, хотя их верность, глубина их приверженности Исламу не вызывают сомнения. Это связано с тем, что Ислам не является человеческой теорией, т.е. теорией, разработанной человеком, которую можно было бы полностью освоить через практику, положения которой кристаллизуются при реализации, путем проб и ошибок. Это - божественная миссия, ценность и законоположения которой были определены Богом, и при жизни Пророка (ДБАР) сама ее практика контролировалась и управлялась через откровение. После смерти Пророка (ДБАР) эта корректировка была прекращена, что потребовало от последующего руководства полного освоения миссии во всех ее деталях и подробностях ее положений, причем не обычного освоения, а сознательного, когда усвоенное пропускается через всю сущность и становится ее неотъемлемой частью. Иначе многие положения этой миссии придумываются, что ведет к поражениям и неудачам в самой практике. Допускать же такое нельзя, ибо миссия Ислама являться завершающей небесной религией, которая будет простираться на все времена, пройдет через все границы, регионы и народы, и любая ошибка, допущенная при ее реализации, имела бы огромные последствия и создала бы брешь, которая привела бы к неудачам в реализации самого опыта.

Все вышеприведенное свидетельствует, что воспитание и просвещение, осуществляемые Пророком среди мухаджиров и ансаров, не были на том уровне, которого требовала подготовка к идейно-политическому руководству будущим миссии и процессом преобразования общества. Это было воспитание и просвещение, направленное на подготовку сознательной народной базы, т.е. идейного костяка, способного сплотиться вокруг руководства, так же, как вокруг самого Пророка (ДБАР).

Любое предположение, допускающее мысль, что Пророк планировал поручить руководство и патронаж (опекунство) миссией после себя непосредственно поколению мухаджиров и ансаров, включает в себя кощунственное обвинение в адрес лидера преобразовательного процесса в том, что Он не был способен отличить сознание формирования необходимой народной базы и сознание, нужное для руководства миссией, ее идейно-политического управления.

Процесс преобразований и программа новой жизни являются задачами преобразования общины, задачей реорганизации, искоренения и выкорчевывания всей отсталости и остатков.

Исламская община – вся в целом, жила в условиях процесса преобразования максимум десять лет. Этого, в принципе ограниченного отрезка времени, обычно недостаточно по логике идеологических миссий для революционных преобразований, для возвышения поколения, жившего под сенью этой миссии всего десять лет, до уровня того сознания, той объективности и того освобождения от пережитков прошлого, а также до уровня всей полноты знания о новой миссии, чтобы быть подготовленным к ответственности за миссию и к продолжению процесса преобразования без его основателя и всеми признанного лидера, каковым являлся Пророк.

Идеологическая логика требует, чтобы период освоения этой миссии был более длинным, дабы достичь того уровня, который соответствовал бы руководству этой миссией.

Это вывод, к которому приводит нас не только логика объективного рассуждения, но весь ход событий, имевших место после кончины Пророка (ДБАР), появился через полвека (или менее полвека) управления и руководства миссией Пророка (ДБАР) мухаджирами и ансарами и реализации этой миссии, когда под ударами, направленными врагами Ислама, она была разрушена, но не извне, а изнутри. Эта старые враги Ислама смогли просочиться постепенно в центр руководства, и захватили власть, а потом со всей жестокостью и наглостью узурпировали ее. Они заставили авангардное поколение отказаться от своей личности и от руководства миссией. Руководство пророческой миссией превратилось в наследственную собственность, и ее обладатели начали попирать честь и достоинство, убивать и истреблять невинных, разбазаривать казну, замораживать законоположения Ислама, играть судьбами людей. Завоеванные земли и военная добыча стали достоянием курайшитов, а халифат превратился в мяч, которым играли юноши из племени омейядов.

Реальность после пророческого опыта и его результаты после пятидесяти лет отвергли идею передачи руководства, идейно-политического управления поколению мухаджиров и ансаров, якобы подготовленных к этому Им самим. Это было бы преждевременным. Немыслимо, чтобы Пророком было принято подобное действие.


Страница 4 из 6«««123456»»»
По материалам сайта www.313news.net
Опубликовано: 28 Июня, 2009  08:42 Просмотров: 12363 Печать
Все статьи